Реклама О газете Контакты Наши проекты Наши партнеры
Однопиксельный спейсер
Однопиксельный спейсер
Однопиксельный спейсер
Однопиксельный спейсер
Однопиксельный спейсер
Однопиксельный спейсер
Свежий номер От «Субботы» до «Субботы» Мысли по поводу и без Эдуард Лукич отвечает на вопросы Конкурсы с призами Специальные приложения
Однопиксельный спейсер


Однопиксельный спейсер
Про людей
Мы и общество
Православие
Частная жизнь
Краеведческие заметки
Кино
Мнения зрителей и критиков
Обзор русской зарубежной прессы
Интервью
Интервью
Обзоры музыки, видео и Интернета
Анекдоты и прочее
Советы врача
Дамский клуб
Гороскоп
Однопиксельный спейсер
Сделать стартовой страницей
Однопиксельный спейсер
Добавить в Favorites
Однопиксельный спейсер
Однопиксельный спейсер

Кризис — это спасение
03.09.2009 - № 35
Никита Михалков считает, что Россия и Латвия приговорены быть вместе, а кризис очистит все наносное и поможет прорасти настоящему...
Автор: Кристина ХУДЕНКО
Фото:

     На латвийский Фестиваль русского кино в рамках кинофорума «Экология души» Никита Сергеевич приезжал с презентацией нового фильма — «Утомленные солнцем — 2», самой дорогой картины в истории российского кино (55 млн. долларов).
    Зрители увидели два черновых куска (без чистого звука, спецэффектов и монтажа) продолжения его оскароносной картины. События перенеслись из 30-х годов в военные 40-е: семья Котова проходит через все круги ада Великой Отечественной.
    Премьера первой части («Предстояние») готовой картины намечена на 9 мая 2010 года, а второй части («Цитадель») — аж на 2011 год. А пока режиссер апробирует на разных аудиториях отрывки фильма, чтобы понять: «Чем мы можем помочь зрителю и как облегчить его восприятие?» Особенно Никиту Сергеевича волнует реакция молодежи, которая об ужасах войны знает лишь понаслышке...
    Перед сеансом режиссер дал пресс-конференцию. После фильма продолжил общение с народом. Публикуем избранное.

О войне, киношной и настоящей
    — Посмотрев наши учебники, я удивился, как невнятно рассказывается о четырех годах невероятных испытаний, которые пришлись на долю нашей страны. Я стал искать документы.
    Отсмотрел около 60 часов кинохроники и прочел гору писем и воспоминаний очевидцев. Благодаря им я понял фразу Толстого «Бытие только тогда и есть бытие, когда ему грозит небытие».
    Если воевали 30 миллионов человек, то это были 30 миллионов войн. Ведь огромная война складывается из конкретных войн каждого ее участника: у каждого свои запахи, страхи, мысли, предательства, героизм, ответы на вопрос, поступить так или иначе...
    Как могло случиться, что мы победили германскую армию — самую мощную и оснащенную военную машину, которая за несколько дней брала европейские страны?
    Знаете, что форму немецким офицерам и солдатам разработал Hugo Boss? Историки и психологи считают, что 20 процентов побед было сделано благодаря этой форме: витым погонам, лихим фуражкам, моноклю, который гарантировал взгляд сверху вниз... Все продумано!
    Хронику первых дней войны смотреть страшно: вся эта супермашина наезжает на испуганных и не понимающих, что происходит, людей... Как, когда и почему случился перелом, который привел к победе?
    Где Бог был на этой войне? Почему идут шесть человек по лесу, один присел по малой нужде, другие прошли дальше, падает снаряд — и их нет. Почему?!
    А как вам человек, которому осколком разрезало брюшину, и он, выходя из окружения, 40 км нес в фибровом чемодане перед собой собственные кишки, периодически промывая их в ручье. А в голове у него — одна мечта: не дойти, а съесть кусочек лимона... Я читал его письмо — это сюрреализм!
    Мальчик, 52 ранения, попадает в госпиталь. Его восемь месяцев выхаживают, ставят на ноги, одевают, обувают и сажают на попутку. И на глазах врачей в машину попадает снаряд. Бах! — и мальчика нет... Офицер, бегущий в атаку, в него попадают три минных осколка — один срезает каблук, второй — пряжку, третий — звездочку на пилотке. И ни одной царапины! Как?!
    ...Когда мы снимали зимние сцены боев — это было физически тяжело. Моя дочка Надя тащила ночью двоих раненых — минус 26, февраль, ночь, четыре ветродуя пускают снег с цементом, чтобы создать ощущение пурги... Надо было протащить через кадр (20 метров) на плащ-палатке сперва одного, потом другого мужика, потом еще и еще... И вот она уже не видит камеры, света, а просто пашет.
    Когда все закончилось, Надя вдруг говорит: для меня это все игра, но для других ведь было по-настоящему, и не пять часов, а четыре года!
    Мне хотелось бы, чтобы зритель все это почувствовал. И чтобы увиденное небытие заставило его ценить любое мирное бытие — пусть в маленькой квартирке, пусть с несправедливостью местных властей. Сравните свои ужасные проблемы с войной и решите, что хуже.
    Не теряйте веры, надежды, воли жить.

О планах на «Оскар»
    — Можете представить, что я снял «Утомленные солнцем — 2» лишь потому, что хочу получить «Оскар-2»? Нет, конечно!
    Награда должна быть нечаянной радостью. Если ты мечтаешь ее получить, то как только мечта исполнится, тебе сразу не хватает этого. Вспомните «Золотую рыбку» Пушкина — там все сказано.
    Между прочим, простите за нескромность, но я четыре раза был номинирован на «Оскар» — за «Очи черные», «Ургу», «Утомленные» и «12». Про «12» я вообще был уверен, что это картина местного пользования для людей среднего возраста. Меня поразило, что трехчасовую говорильню двенадцати человек в одном закрытом помещении оценили так много молодых людей 16-18 лет. А номинация на «Оскар» стала потрясением!
    Моя задача, чтобы и «Утомленных солнцем — 2» посмотрело как можно больше молодежи. Чтобы они прониклись, какая жуткая угроза небытия отступила от всех нас. Чтобы, посмотрев картину, они сказали: «Господи, как хорошо, что я могу просто сходить в кино, купить газету, проехаться в метро, что у меня руки-ноги целы!»
Моя самая короткая молитва: «Господи, сделай так, чтобы моя воля не перебила твоей».


О сравнении Сталина и Гитлера
    — Глупо комментировать точку зрения кого-то, кто сравнивает Сталина с Гитлером, а советского солдата с немецким.
    Бессмысленно комментировать очевидные вещи, хватать кого-то за руку и переубеждать. Человеку, который оскорблен, обижен, унижен, трудно посмотреть на вещи с высоты истории.
    Чехов писал: «Во что человек верит — то и есть». Но есть еще и Высший суд. Пусть он рассудит.

Об энергетике
    — Вот сидят человек шестьдесят на съемочной площадке у дачи Сталина — осветители, художники, гримеры, актеры. Разговаривают, ждут...
    Выходит артист Максим Суханов в гриме Сталина, ничего не играет, просто идет — и все непроизвольно начинают отрывать мягкие места от стула. Что это? Это даже не поколение того времени, а совсем молодые люди. Им никто не приказывает: «Встать, суд идет!»
    Нам показывали диван, на котором вождь умер. И сразу ощущается, что это не просто диван, мебель какая-то... Что это, в чем тут дело?
    Максим Суханов играет Сталина, по-моему, потрясающе — зверь, убийца, миллионы людей убил — за родину, за Сталина. Я думаю, мы честно прошли по этой бритве. Поступок Котова, который выходит из положения, оправдывает его существование в этой картине.

О смысле жизни
    — Почему-то мы любим задаваться вопросом «как жить?», а ведь куда важнее — «зачем жить?».
    Наверное, ради ответа на этот вопрос я и живу. И тут очень важен момент веры, ощущения себя под покровом каким-то. Моя самая короткая молитва: «Господи, сделай так, чтобы моя воля не перебила твоей».
    Помню, на пресс-конференции в Вологде я процитировал фразу русского философа Розанова: «Человек без веры мне неинтересен». На фуршете подошел раздраженный журналист: «Вот я не пью, не курю, не изменял жене, ничего не украл, никого не убил, стараюсь делать добро, практически живу по заповедям, но не верю. И я вам неинтересен?» Я искренне ответил: «Нет». — «Почему?» — «Не знаю. Но мне ваша благодетельность неинтересна. Если мы будем вместе ехать в поезде, то нам не о чем будет говорить. Не потому, что я вас презираю, а просто у нас разные точки отсчета. Вы во всех своих благодетелях видите себя лично, а мне это неинтересно. Даже то, как вы не изменяете своей жене».
    Я хочу быть ведомым, чтобы меня направляли, — это во мне... На эту тему есть совершенно потрясающая притча. Человек говорит: «Господи, как так, всегда мы шли вместе, и твои следы были всегда рядом на песке! Почему теперь я один?» А Господь отвечает: «Ты не один, это я тебя на руках несу». Гениально?

О прощении
    — Это очень просто сказать: никогда не прощу! того-то и того-то.
    А если смотреть во времени и пространстве, вдруг выясняется, что нет такой вещи, которой нельзя было бы простить. Я говорю о больших вещах. Мама мне говорила: «Никогда не обижайся, чтобы не доставлять удовольствия тем, кто тебя хотел обидеть. А если тебя обидеть не хотели, то всегда можно простить». Если уж Бог прощает, то нам-то чего не прощать?!

О нерушимой связи России и Латвии
    — Жаль, что многое у нас происходит революционным путем, а не эволюционным. Если бы все случилось более медленно и органично, обиженных было бы меньше.
    В свое время Рига была мощным центром русской эмиграции. Здесь жил и работал гениальный режиссер Михаил Чехов, на школе которого учились не только русские, но и голливудские звезды — Джек Николсон, Роберт Де Ниро, Мерил Стрип...
    С приближением СССР русская интеллигенция стала отсюда уезжать. И все же связь между нашими странами корневая. Это не так, что Советы пришли и приказали: «Вы будете говорить по-русски», — здесь уже все были повязаны взаимоотношениями — женились, разводились, приезжали, уезжали...
    Уверен, что сегодняшняя ситуация отторжения и непонимания вещь временная. Связь все равно есть, и никуда от нее не деться... Мы приговорены быть рядом и вместе. И чем быстрей мы это поймем, тем правильней. Самостоятельность нужна, но зачем же выплескивать с водой и ребенка — давайте вырастим его вместе!

О современном кино
    — Существует кризис профессии. Осталось мало режиссеров, которые умеют рассказывать историю, да еще так, чтобы она взволновала.
    Почему? Потому что они не могут дать истории свою личную оценку. Кино снимается либо по принципу «как у людей», либо, наоборот, «не как у людей».
    Да, любая аномалия создает ощущение оригинальности, новизны, и на этом можно какое-то время существовать. Но, как сказал Авраам Линкольн, можно часть времени обманывать весь народ, можно все время обманывать часть народа, но невозможно все время обманывать весь народ.

О семье
     — Что мы имеем в виду, говоря о семье? Открытки на праздники? Сборы за столом по воскресеньям? Нет!
    Кто-то замечательно сказал, что любить друг друга — не смотреть друг на друга, а смотреть в одну сторону.
    Могу рассказать о нашей семье. Отец никогда не сюсюкал ни с одним из нас. Когда к нему прибегали внуки и говорили: «Дедушка, миленький, где ты был?» — он мог рявкнуть: «Какое ваше дело?!» Его искренне возмущало, что кто-то вмешивается в его личную жизнь.
    Я нечасто вижу своих детей и жену, но для ощущения кланового соприкосновения не нужно все время держать другого за рукав или заглядывать в глаза. Да, должен быть общий дом, но вовсе не обязательно всем в нем сидеть.
    Семья — это не понятие близости физической и визуальной, а ощущение. Это вещь генетическая и кровная. Я знаю имена своих предков с XV века... Читаешь закладные записки — кто-то с кем-то поругался, кто-то чокнулся, кто-то от кого-то ушел... Вся эта бытовуха писалась 250-300 лет назад, адресовалась какому-то не известному тебе человеку, но сознание того, что ты имеешь к нему отношение, — это и есть семья.
    Наверное, мило быть все время вместе и ходить за ручку... Но это не для моей жизни с бесконечными поездками. Я всегда говорил жене, что для меня на первом месте работа и товарищи. Это не значит, что остальное для меня неважно. Но если этого не станет — мне нечем будет подпитываться.
    Съемочная группа, с которой я провожу по 8-10 месяцев подряд, дает энергетическую подпитку моей семьи. Без этого нельзя.
    В этом была невероятная трагедия Николая II: ему важней всего была семья, дети, отношения, а Россия... Ну-у нет! Она же такая огромная и непонятная, что с ней делать? И в этом была трагедия царя.

О мировом кризисе
     — Кризис — это спасение. Нет, я не идиот и не считаю, что когда рушатся заводы и фабрики — это хорошо.
    Но в последнее время мир с такой скоростью стал разгоняться в бетонную стену, стал настолько подвержен всем соблазнам, что возникла необходимость в тормозах.
    Кто-то сказал (или это я придумал?), что настоящая власть, настоящее богатство, настоящая сила — это счастливая возможность как можно реже этим пользоваться. А когда все напоказ... Это подделка. Настоящий богач не станет ходить в шубе с норкой наружу. Я знал сказочно богатого перса Кемаль-заде — так он носил битое молью пальтишко, а внутри — норка. Для тепла, а не напоказ.
    Сейчас мир стал очень внешним. Особенно это видно в России: 50-60-метровые яхты с трехэтажными лифтами и подлинниками Моне на стенах — и все это у людей, которые всего-навсего случайно оказались вовремя у нефтяного крана.
    «Кризис» в переводе с греческого — это «суд». Стоп, ребята, остановитесь! Что вы делаете с природой, с людьми, с самими собой?! Знаете, 11 сентября, в день американской трагедии, я был в больнице. У меня был включен CNN, но когда я смотрел на экран, меня не покидало ощущение, что это обычный блокбастер, какие пачками показывают по другим каналам.
    Мы сами накликиваем на себя беду, зовем зло, доказываем, что у нас есть против него Терминаторы. Ан нету. Оказывается, что мы бессильны и беспомощны. Думаю, кризис нам для того и послан, чтобы опомниться, очиститься, чтобы начали ценить реальное мастерство, умение, труд... Надеюсь, что при всех сложностях настоящее будет прорастать и оставаться.
    

 
  • Интересный мужчина. Другие материалы

  • Однопиксельный спейсер
    Интересные мужчины не обходят стороной редакцию нашей газеты уже десять лет, со дня основания. Заходят, садятся в кресло, закуривают… И охотно рассказывают о себе. Иногда весьма откровенно. Иные заходят уже не в первый раз — и всегда вспоминают для наших читателей что-то новое. Главное — уметь спрашивать. Мы умеем.

    Знаете ли вы, что каждый номер «Субботы» читают 204 тысячи человек?















    Свежий номер От «Субботы» до «Субботы» Мысли по поводу и без Эдуард Лукич отвечает на вопросы Конкурсы с призами Специальные приложения
    О газете Контакты Проекты Наши партнеры Карта сайта
    Copyright © Petits | All rights reserved | ISSN 1023-9103
    E-mail info@subbota.com
    Оформление сайта:
    Дизайн студия Scada
    Дизайн студия Scada