Реклама О газете Контакты Наши проекты Наши партнеры
Однопиксельный спейсер
Однопиксельный спейсер
Однопиксельный спейсер
Однопиксельный спейсер
Свежий номер От «Субботы» до «Субботы» Мысли по поводу и без Эдуард Лукич отвечает на вопросы Конкурсы с призами Специальные приложения
Однопиксельный спейсер
Однопиксельный спейсер
Про людей
Мы и общество
Православие
Частная жизнь
Краеведческие заметки
Кино
Мнения зрителей и критиков
Обзор русской зарубежной прессы
Интервью
Интервью
Обзоры музыки, видео и Интернета
Анекдоты и прочее
Советы врача
Дамский клуб
Гороскоп
Однопиксельный спейсер
Сделать стартовой страницей
Однопиксельный спейсер
Добавить в Favorites
Однопиксельный спейсер
Однопиксельный спейсер

Великая обида Петра Первого
01.12.2010 - № 48
В Доме Москвы состоялась презентация новой книги историка Игоря Гусева «Петр Великий и Рига».
Автор: Евгений ОРЛОВ.
Фото:

    ...Я прокололся уже на первой минуте нашего разговора.
    — Игорь, в моем сознании — а я простой столичный обыватель — имя Петра Первого связано с Ригой в первую очередь через останки того самого Петровского дуба, посаженного императором в парке, который многие из нас по старинке все еще называют петровским, а не парком Песен и не Viesturdв rzs...
    Гусев меня мгновенно останавливает. И улыбается.
    — Типичная ошибочка... Начнем с того, что это не дуб, а вяз, который действительно был посажен самолично государем Петром Великим в 1721 году в момент основания им в Риге императорского парка. По решению Петра парк этот предназначался для всех жителей Риги, кои собственных дач не имеют и вынуждены проводить теплое время года в ужасных городских условиях.
    Но главная особенность рижского Петровского парка состоит в том, что это был ПЕРВЫЙ РЕГУЛЯРНЫЙ ГОРОДСКОЙ ПАРК во всей России! И государь самолично рисовал его план...
    — Петр рисует план рижского парка... С чего бы это? Дел более государственных у Петра Великого в этот момент не было?
    — Вторая типичная ошибочка, — продолжает историк. — Многие обыватели просто-таки уверены, что император российский всего один раз посетил нашу столицу, посадил в местном парке дерево и тут же уехал... А на самом деле Петр Первый знаете сколько раз навещал Ригу?
    — Два?
    — Девять! Ни в одном другом городе — кроме, естественно, Москвы и Санкт-Петербурга — великий государь столько раз не бывал. Об этом сегодня, к сожалению, мало кто задумывается, однако это факт: для Петра Рига оказалась третьим по значению городом в мире. Что говорит в первую очередь о чем?
    Все это говорит о том, что Петр Великий уделял Риге свое особое, в государственном смысле серьезнейшее внимание...

Великий человек — великая обида!
    Начнем с того, что Рига оказалась вообще первым европейским городом, который Петр Первый увидел в своей жизни.
    — Когда в 1697 году юный государь отправился со знаменитым Великим посольством в путешествие по Европе, он въезжал в Ригу как на свидание с невестой. Ярый западник, проникшийся в питерской немецкой слободе западническим духом, Петр был просто поражен и потрясен нашим городом. Но...
    Надо сказать, рижские власти отнеслись к российскому государю в тот момент очень сурово и недальновидно. А именно — приняли более чем недоброжелательно (как позднее с обидой напишет Петр, «даже фейерверка не сожгли» в честь прибытия российского посольства), держали под строгим надзором...
    Известна такая история: когда Петр попытался осмотреть городские укрепления, шведские часовые его прогнали, позволив себе при этом угрожать государю сопредельной державы ружьем...
    Более того, провожая петровскую команду из Риги, шведы учинили ей такой несуразно огромный счет за проживание — дрова, еду, напитки, свечи, постой (а остановился Петр на постоялом дворе в районе нынешнего Центрального рынка), — что у российского самодержца волосы на голове встали дыбом!
    В итоге Петр Первый пришел в состояние полнейшей ярости и далее Ригу никак, кроме «сие проклятое место», долгие годы не величал.
    Мало того, когда Петр издал декларацию об объявлении войны Швеции, одним из пунктов этого акта было обозначено: обида за нанесение оскорбления государю в бытность его проживания в Риге...
    Надо сказать, что этот эпизод первого приезда Петра в Ригу сыграл особое историческое значение как в дальнейшей судьбе шведского, так и российского государства, ибо до него у молодого Петра и в мыслях не было воевать с Карлом XII и его сильнейшей на тот момент европейской державой. Амбиции Петра того времени не поднимались выше идеи добиться какой-то поддержки от европейских стран для будущей войны с Турцией...
    И возможно, что если бы не этот конфуз, случившийся с ним в Риге, то великая Северная война могла бы так и не начаться, а ее место в мировой истории заняла бы такая же великая, но «южная» война...
    Однако факт остается фактом — когда в 1709 году русские войска начинают осаду шведской Риги, Петр Первый не ленится прибыть в войска и собственноручно ее возглавить. Мало того, он самолично совершает несколько пушечных выстрелов по городским стенам.
    О чем сразу же сообщает Меншикову: положено начало за нанесенную ему двенадцать лет тому назад обиду!
    В итоге Россия в составе военной коалиции с Данией и Саксонией в 1721 году завершает Северную войну в ранге победителя. Шведы повержены. Рига по Ништадтскому мирному договору отходит Российской империи. Петр Первый доволен: его мечта об отмщении сбылась.
    Что тут скажешь? Великий государь — великая обида.
Честно говоря, я даже не представляю другой такой страны, в которой в период ее независимости могли бы установить памятник сапогу своего оккупанта...


От ненависти до любви...
    Итак, Рига взята. И тут с Петром Великим происходит великая метаморфоза. Почти по поговорке «От любви до ненависти...». И наоборот.
    — Великий государь проникается к некогда «сему проклятому городу» огромной любовью. Он осыпает Ригу всевозможными благодеяниями, экономическими льготами, дарит городу 10 кораблей, более того — создает планы по расширению Риги, постройке ее нового портового хозяйства...
    А как вы отнесетесь к предположению, что Петр Первый собирался сделать Ригу третьей столицей своей великой империи, вослед Москве и Петербургу?
    Собственно говоря, если бы это произошло, то значение Санкт-Петербурга в дальнейшей российской истории могло бы так высоко и не подняться. Что было бы вполне логичным: зачем вбухивать огромные средства и человеческие жизни в северные болота, если в твоем распоряжении уже находится готовый к жизни город!
    Бери и пользуйся! Дома отстроены, порт работает, к тому же период его зимней навигации намного длиннее питерского, торговая Европа совсем рядом! Да, есть слабое звено: Рига слишком близка к границам государства... Может быть, именно эти опасения и не давали осуществить сделанное нами предположение. Как знать?
    Тем не менее Петр Первый начинает во всех смыслах боготворить Ригу, его отношение к завоеванному городу и горожанам можно назвать в высшей степени гуманным для того времени.
    В 1711 году он выделяет средства в количестве 5000 крон на покупку для себя городского дома. И приобретает дом у местного немца по фамилии Ханенберг... Заметьте, не отбирает, не реквизирует, не берет силой, а именно покупает!
    — Тот самый дом у набережной, известный рижанам как дом с подвесным Петровским садиком?
    — Именно этот. Действительно, когда-то в нем на уровне второго этажа существовал подвесной садик. Но не очень долго. Так вот: здесь государь останавливается в каждый из своих приездов...

Кому принадлежит подкова рижского счастья?
    Что интересно, ни об одном из государей-завоевателей нашего города не сохранилось столько историй, легенд, баек, былин, побывальщин, как о Петре. Причем имя Петра звучит в них в высшей степени благолепно. А народ, как известно, на язык остер, его отношение к себе за рупь за двадцать надолго не купишь.
    — Ну, например, по Риге буквально легенды ходили о том, как запросто государь пил с аптекарем Мартини, играл в бильярд с полковником Брукендалем...
    Есть воспоминание о том, как однажды Петр Великий посетил Дом Черноголовых — традиционное место приемов и городских собраний, где в Большом зале по нерасторопности забыли снять портрет бывшего хозяина Риги — шведского короля Карла XII. Члены рижского магистрата, завидев Петра, замерли в ужасе: что сейчас произойдет?.. И тут Петр Первый поднимает бокал: «За брата моего Карла, учителя в военном деле!» Какова легенда!
    Есть старая легенда о том, как Петр спас Ригу от пожара. Причем сделал он это еще во время осады, тайно проникнув на территорию города. Увидел зажженную свечу рядом с пороховым погребом...
    Или вот еще — история с подковой. Не знаете?
    Есть в современной Риге на улице Калькю, 20, дом, к стене которого прикреплена подкова... Согласно старинному преданию, подкова эта слетела с копыта коня Петра Великого в тот самый момент, когда он скакал мимо этого дома... И прилипла к стене. Штукатурка была свежая, мягкая. Есть еще версия, что Петр сам на ходу швырнул эту самую подкову через плечо — на счастье!
    Но кому-то уже в наши дни захотелось немного переписать историю города.
    И вот в популярном путеводителе я уже читаю, что вся эта история с подковой произошла не с императором Петром... а с Карлом XII. Дело понятное: в 2004 году мы с вами вступили в Европу, историческая наука у нас любит быть политически корректной.

О политкорректной истории и истории без грима
    Не случайно современная латвийская историческая наука пытается демонизировать личность Петра. В то время как ни в одной народной легенде вы не найдете о Петре Первом ни одного плохого слова!
    — Вообще, у латышского народа отношение к личности Петра изначально было исключительно позитивным; на сегодняшний день не найдено ни одной легенды или былины, в которой российский государь выступал бы в роли негативного, отрицательного персонажа.
    То же самое касается и легенд, связанных со всей Северной войной. Во всех побывальщинах того времени, как правило, в роли позитивной стороны — НАШИХ — выступают именно русские войска, в то время как шведы — отрицательные персонажи.
    И это входит в коренное противоречие с современной доктриной о «счастливых шведских временах», которая четко прослеживается в современных учебниках официальной латвийской исторической науки.
    Увы, мы с вами сегодня живем во время, когда эта доктрина начиная со времен Улманиса стала переживать второе рождение.
    И мы знаем, что в одном населенном пункте Курземе даже установлен памятник... шведскому сапогу!
    Честно говоря, я даже не представляю другой такой страны, в которой в период ее независимости могли бы установить памятник сапогу своего оккупанта... Вот тут мы, конечно, уникальны, можем такой уникальностью гордиться.
    Но это современная Латвия.
    А Петр Первый — это часть ее непридуманной истории.
    К тому же в 2010 году мы с вами отмечаем знаменательную и очень круглую дату — 300-летие взятия Риги русскими войсками в ходе Северной войны.
    

 
  • Любимый город. Другие материалы

  • Однопиксельный спейсер
    Так получилось, что наша газета выходит в Риге. И поэтому рубрика «Любимый город» посвящена столице Латвии. История улиц и зданий, фотографии и рассказы старожилов, воспоминания и городские легенды. И летопись нынешнего города — фоторепортажи, интервью, прогнозы на будущее. По легенде, Рига никогда не будет построена окончательно. Так что работы хватит.

    Знаете ли вы, что 175 тысяч читателей «Субботы» владеют латышским языком?















    Свежий номер От «Субботы» до «Субботы» Мысли по поводу и без Эдуард Лукич отвечает на вопросы Конкурсы с призами Специальные приложения
    О газете Контакты Проекты Наши партнеры Карта сайта
    Copyright © Petits | All rights reserved | ISSN 1023-9103
    E-mail info@subbota.com
    Оформление сайта:
    Дизайн студия Scada
    Дизайн студия Scada